Фильм полет над гнездом кукушки

Предыстория создания Начало х годов - время "новой голливудской волны". Темы и настроения, которым еще недавно не было места на экране секс, насилие, сквернословие и хиппи постепенно становились мейнстримом. Книга быстро стала классикой поколения битников, и уже к году она была переиздана в США более двадцати раз [5].

Сценическую версию романа написал Дейл Вассерман, а в году Кирк Дуглас поставил ее в театре Корт на Бродвее. Он сам сыграл в ней главную роль Макмерфи [7].

Получив весьма скупые отзывы театральных критиков, пьеса продержалась на сцене всего несколько месяцев. Год спустя Дуглас по заданию Госдепартамента был в Чехословакии, где познакомился с многообещающим молодым режиссером Милошем Форманом. <Они разговорились, и Дуглас уже выразил готовность обсудить начало съемок. Он отправил роман по почте, но Форман так и не получил его, поскольку он был конфискован таможней. 8] Кирк Дуглас хотел поставить фильм по пьесе и сняться в нем, но различные обстоятельства помешали его планам. Помешала судебная тяжба с Дейлом Вассерманом, который неожиданно предъявил права на экранизацию адаптированной версии книги [9] [10].

Главной проблемой было то, что он должен был снять фильм.

Главной проблемой, однако, было то, что сценарий фильма о душевнобольных не вызвал интереса у кинокомпаний. Тема считалась если не провальной, то, по крайней мере, коммерчески бесперспективной. Сценарий был слишком новаторским для того времени. Сценарием заинтересовались Джон Кассаветис и Питер Фонда, но по разным причинам фильм так и не был снят [12]. В начале х годов к постановке готовился Ричард Раш, на которого книга произвела большое впечатление. Он также предложил Джеку Николсону, старому знакомому по его ранним малобюджетным работам, главную роль в будущем фильме.

Раш счел сценарий более близким к книге, где повествование также ведется с точки зрения шефа. Раш был вынужден отказаться от надежды стать режиссером картины после двух лет безуспешных попыток по той же причине - он не смог найти финансовую поддержку проекту [6] Существует версия, что изначально права на фильм принадлежали ему, а после провала постановки он продал их Кирку Дугласу [13] [14]. В году Кирк, окончательно разочаровавшись, уже собирался продать права на фильм, когда его сын Майкл убедил отца отдать их ему.

Майкл решил попробовать продвинуть проект, хотя у него не было опыта продюсирования. Во время съемок "Улиц Сан-Франциско" Майкл познакомился с Солом Зейнцем из небольшой независимой продюсерской компании Fantasy Films.

За несколько лет до этого Зейнц также заинтересовался возможностью экранизации романа Кена Кизи, и они решили начать работу над фильмом вместе [11]. Одной из причин, почему подготовка к фильму заняла так много времени, была очень длительная задержка, связанная с тщательным подбором актеров.

У создателей фильма был ограниченный бюджет, но в то же время материал требовал поиска хороших исполнителей.

Поиск одного только исполнителя главной роли занял более года. Джек Николсон был первым кандидатом в списке. Марлон Брандо и Джин Хэкмен рассматривались, но только как возможные замены в случае неудачи Джека [15].

Николсон уже был хорошо известен в профессиональном мире по таким работам, как "Беспечный ездок" и "Пять легких пьес"

. Однако это были скорее артхаусные картины, не столь знакомые широкой аудитории. Тогда у Николсона был образ испорченного молодого интеллектуала, отрицательного персонажа, совсем не похожего на бунтаря Макмерфи [17]. После работы в "Последнем наряде" Майкл Дуглас окончательно убедился, что Джек Николсон подходит на эту роль.

Актер был очень востребован; нам пришлось ждать, пока он закончит съемки. У Николсона были заманчивые предложения на следующие фильмы от Хэла Эшби и Бернардо Бертолуччи, но он предпочел работать с Форманом [6] Известные актрисы Энн Бэнкрофт, Джеральдин Пейдж, Эллен Бурстин были приглашены на главную отрицательную роль медсестры, но неизменно отказывались от предложения после прочтения сценария [18].

Имя Луизы Флетчер было известно специалистам только благодаря нескольким ее работам на телевидении в 1970-х годах, после чего она практически не появлялась более десяти лет.

Милош Форман заметил летнюю актрису, сыгравшую небольшую роль в фильме Роберта Олтмана "Воры как мы". Пообщавшись с Луизой, Форман решил, что именно она способна воплотить его идею в жизнь.

Поначалу главная героиня должна была понравиться зрителям, но по мере развития сюжета они должны были прийти к пониманию воплощенного зла, с которым им придется столкнуться [17] [19]. Отдельной задачей было найти актера на второстепенную, но очень важную роль Вождя.

Как вспоминал Форман, это само по себе было непросто, поскольку коренные американцы по своей природе не отличаются крупными размерами. Режиссер планировал, что вождь в фильме, в отличие от книги, уже не будет главным героем, а нужен был огромный, "как дерево", индеец. После долгих поисков, почти случайно, они нашли местного Крикуна, Уилла Сэмпсона, дровосека из Вашингтона, округ Колумбия, ростом 6'8" [18] [20]. Дэнни Де Вито, Делос Смит и Мими Саркисян играли роли пациентов и персонала еще в бродвейской постановке и снова исполнили их в фильме [10].

При выборе остальных актеров второго плана продюсеры перебрали не один десяток кандидатов. Идея фильма заключалась в том, что актеры второго плана должны быть неизвестны обычному зрителю, в то время как главный герой Николсон, напротив, должен быть очень узнаваем: в психиатрической больнице он представляет наш привычный мир, в то время как остальные пациенты живут в маленькой вселенной, оторванной от реальности [16].

Кроме того, Форман позаботился о том, чтобы все актеры второго плана были, по возможности, яркими и запоминающимися с первого взгляда

. Для многих известных голливудских актеров Брэда Дурифа, Дэнни Де Вито, Кристофера Ллойда, Уилла Сэмпсона работа в фильме Формана стала дебютной работой на экране, оказав решающее влияние на их кинокарьеру [21].

Для Уильяма Редфилда, имевшего большой опыт работы на телевидении, фильм, напротив, стал последним. Всего через несколько месяцев после выхода фильма он умер от лейкемии [20]. В фильме есть несколько запоминающихся эпизодических ролей. Доктора Спайви сыграл доктор Дин Брукс, реально существовавший главный врач одной из больниц Орегона.

Доктор Дин Брукс сыграл в фильме роль главного врача больницы в Орегоне.

Камео роль капитана на причале сыграл Сол Зейнц. В фильме снимались пациенты и персонал больницы. Дуэту продюсеров потребовалось много времени, чтобы найти режиссера, способного воплотить необычную идею. Перебрав множество кандидатур, они остановились на Милоше Формане. Как иронично вспоминал режиссер, его выбрали потому, что он имел хорошую репутацию профессионала и стоил недорого.

Форман был тогда совсем "на мели" и подумывал о возвращении в Чехословакию, когда Дуглас и Зейнц неожиданно предложили ему работу. Причина выбора, по словам Майкла Дугласа, заключалась в том, что он был единственным, кто дал подробное описание плана фильма на первой встрече с продюсерами. По словам Майкла Дугласа, в то время он не знал, что его отец уже обсуждал подобную возможность с Форманом 10 годами ранее [17].

Первый вариант сценария был написан самим Кеном Кизи, но не удовлетворил продюсеров и режиссера. Сценарий Кизи сохранил атмосферу и стиль книги, переданные психически больным рассказчиком Шефом, что не устроило Формана,[22] Дуглас обратился к Лоуренсу Хабену, затем к Бо Голдману, тогда еще малоизвестному начинающему писателю. Работа над сценарием заняла около восьми недель. Кен Кизи впоследствии сослужил создателям фильма плохую службу, крайне негативно отозвавшись о сценарии фильма и в целом не одобряя его[23][24].

Когда съемки уже начались, в одном из интервью его спросили, будет ли он участвовать в процессе. Кизи ответил: "Вы спрашиваете, будет ли будущая мать делать аборт? Тем временем продюсеры продолжали обивать пороги киностудий, но так и не смогли никого заинтересовать. <В конце концов, Зейнц и Дуглас собрали 4 миллиона долларов на фильм на свои собственные деньги. Им пришлось экономить на всем, но только не на актере, играющем главную роль. Было решено пригласить тогда уже вполне состоявшегося Джека Николсона. Он был единственным, кого Форман видел подходящим исполнителем. Согласно первоначальному плану, весь фильм должен был сниматься в интерьерах больницы, и только начало и конец на натуре.

Кроме того, на натуре должно было быть освобождено отделение.

Кроме того, палата была уже готовой декорацией, и это позволило дополнительно сэкономить средства. Режиссер и продюсеры фильма посетили несколько лечебных учреждений и остановились на орегонской больнице Салем. Как выяснилось, только в этой больнице врачи прочитали роман Кизи.

Режиссер и продюсеры фильма смогли снять фильм.

Писатель жил недалеко от этих мест, и его хорошо знали в городе [24]. Главный врач больницы, доктор Дин Брукс, узнав о сценарии, согласился снять фильм.

Главный врач больницы, доктор Дин Брукс, согласился снять фильм.

В помещении больницы пустовала целая палата. Как вспоминал Брукс, ему было интересно поучаствовать в процессе, посмотреть на реакцию пациентов, а главное, он считал, что съемки могут оказать благотворное терапевтическое воздействие. Брукс снялся в роли доктора Спайви, а также стал консультантом фильма [7]. Съемки начались в январе того же года и заняли около 14 недель. Сцены фильма снимались строго в том порядке, в котором они появлялись на экране.

Лишь сцена рыбалки оказалась последней по времени [18]. Форман сначала не хотел ее снимать, считая, что она выбивается из контекста, но потом все-таки вернулся к ней [25]. Съемки прошли достаточно гладко, за исключением небольшого неприятного инцидента.

Один из пациентов не обратил внимания на экран, закрывающий открытое окно, в которое проходил электрический кабель, выпал с третьего этажа и сломал плечо [17]. Некоторые трудности возникли с финальной сценой побега шефа, падающего из окна. Сцена была настолько эмоциональной, что режиссер снял ее одним дублем с нескольких камер - было бы трудно еще раз точно передать требуемое душевное состояние Уила Сэмпсона.

Сцена была настолько эмоциональной, что режиссер снял ее одним дублем с нескольких камер.

В течение примерно двух недель во время репетиций актеры, вживаясь в образ, находились в палате, общались с пациентами и врачами, участвовали в сеансах социальной терапии и ели вместе с пациентами. Николсон, который прибыл на съемочную площадку позже остальных, вспоминал, что его поразило то, как актеры вжились в свои роли, и что он не мог с первого взгляда отличить, кто действительно болен, а кто играет.

Д-р Брукс дал совет, как актерам наиболее достоверно передать особенности той или иной болезни. Питер Брокко, исполнитель роли полковника Маттерсона, позаимствовал свой характер у пациента больницы, страдающего параноидальной шизофренией. <К концу съемок актеры практически переселились в палату, оставаясь в образе, и даже спали в тех же кроватях, что и их персонажи [17]. Форман дал волю импровизации, и актеры часто не знали, когда их снимают, думая, что, возможно, это просто репетиция и камера не включена.

Как вспоминала Луиза Флетчер, режиссер никогда не обсуждал с ней трактовку роли, лишь призывал ее выглядеть более естественно. Показательна сцена первого разговора Макмерфи и доктора Спайви. Богатая мимика Джека Николсона, его беспокойная манера поведения и жестикуляция - это полностью импровизация.

Сцена "МакМерфи и доктор Спайви" - это не просто сцена, а сцена, в которой он играет МакМерфи.

Навигация

thoughts on “Фильм полет над гнездом кукушки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *